Этот сайт создан для людей, которые хотят добиться успеха в этой жизни, для тех, кто намерен быть здоровым, счастливым и процветающим человеком в любых условиях

Этот сайт для тех, кто хочет на сто процентов реализовать свои потенциальные возможности, несмотря на любые трудности и препятствия.

Здесь Вы узнаете, как преодолевать страх, обман и стрессы,
как добиваться своих целей, оставаясь здоровым и полным энергии.
Автор сайта — профессор психологии Воронежского филиала
Московского гуманитарно-экономического института Ю.В.Щербатых

Психологические
тесты
Психологические
тесты

Свежие статьи

Разные статьи

Психологический
словарь
терминов
Психологический
словарь
терминов

Диванная комната

Визуализация

Написать письмо

Приглашаем партнеров по бизнесу

Если у вас есть проблема - будем вместе ее решать »

Интересно? Напишите:

Rambler's Top100

Счетчик PR-CY.Rank

/ Главная / Страх, тревога, фобии / Научные исследования тревоги и страха / Социальные фобии

Вышла аудиверсия книги Юрия Щербатых "Как работает наш мозг". Хотите узнать тайны психики и ответы на актуальные  вопросы по работе  вашего мозга?

Вы можете скачать аудиокнигу о том, как мозг управляет вашим организмом и всей вашей жизнью. А пред этим прочитать  отрывки из этой книги ЗДЕСЬ

 

Социальные фобии

 

Щербатых Ю.В. Ивлева Е.И. Клинико-психопатологические аспекты и нарушения вегетативного гомеостаза при социальных фобиях // Социальная и клиническая психиатрия, 2000, №3, С.35-38.

В последнее время социальные фобии служат объектом пристального внимания отечественных и зарубежных исследователей. Согласно МКБ-10, со­циальная фобия определяется как состояние, выра­жающееся в боязни оценки (критики, суждения) со стороны значимых для субъекта личностей в отно­сительно малых группах. Социальные фобии явля­ются наиболее широко распространенными навяз­чивыми страхами и встречаются у 3-5 % населения (3, 10). В клинической картине социальных фобий доминирует выраженный и практически постоянный страх общественных ситуаций (например, знаком­ства с новыми людьми, выступления перед аудито­рией, эрейтофобия и т. п.), в которых может возник­нуть чувство собственной неполноценности и уни­жения. Страх усиливается накануне или во время ответственных ситуаций. Обязательным диагности­ческим критерием является поведенческая реакция избегания общественных ситуаций, которая в край­нем выражении может приводить к полной социаль­ной изоляции. Социальные фобии обычно сочета­ются с такими личностными особенностями боль­ных, как заниженная самооценка, боязнь критики, высокая личностная тревожность. Целью нашего исследования было сравнение характеристик тревожности и функциональных нарушений вегетативной нервной системы у здоровых лиц в условиях эмоционального стресса и при со­циальных фобиях.

Группа обследованных лиц включала 73 челове­ка, из которых 52 человека (71,2%) составляли сту­денты медицинского ВУЗа (33 женщины и 19 муж­чин; средний возраст 21,67 лет) и 21 человек (28,8%) были пациентами дневного стационара Воронежс­кого областного клинического психоневрологичес­кого диспансера (13 женщин и 8 мужчин; средний возраст 27,2 года).
В ходе исследования определялся уровень тре­вожности по шкале Гамильтона (HARS) (8), выра­женность личностной тревожности по Спилбергеру-Ханину; проводился математический анализ вариа­бельности сердечного ритма (1, 9); для оценки ве­гетативных коррелятов тревожности определялись основные показатели гемодинамики (пульс, артериальное давление, вегетативный индекс Кердо). С целью выявления актуальных страхов (в том числе - социальных страхов) у испытуемых нами был разработан оригинальный опросник, включавший 24 вопроса (6). При его составлении мы стремились охватить широкий диапазон страхов: от так назы­ваемых «страхов и опасений здоровых людей» до клинически очерченных фобий. К первой группе условно могут быть отнесены биологически целесо­образные страхи, выполняющие роль сигнала об угрожающей опасности, мобилизующие организм для борьбы с неблагоприятными средовыми факто­рами и не приводящие к дезадаптации личности (3). К этому типу страхов в нашем опроснике относи­лись: страх за здоровье близких, страх стать жерт­вой преступного нападения, опасения, связанные с ухудшением материального положения, и т. п. Сре­ди весьма широкого перечня навязчивых страхов (фобий) мы стремились выявить наиболее распрос­траненные, такие как нозофобия, клаустрофобия, танатофобия, страхи, связанные с половой функци­ей, страх острых предметов, страх высоты и др. Значительная часть вопросов была посвящена так называемым социальным страхам: страх ответствен­ности, страх выступления перед аудиторией, страх неблагоприятных изменений в личной жизни, страх неопределенности будущего, страх экзаменов и т. п. Обследуемым предлагалось оценить выраженность того или иного страха по 10-балльной шкале. По результатам тестирования определялся интеграль­ный индекс страха путем суммирования полученных значений по всем пунктам опросника.
В первой подгруппе испытуемых (студенты ме­дицинской академии) особенности социальных стра­хов изучались на модели экзаменационного стрес­са. Психическое состояние студентов в период эк­заменационной сессии характеризуется выражен­ным эмоциональным напряжением, тревогой, нару­шениями сна, а также расстройствами вегетативных функций. Результаты исследования выявили инте­ресные особенности ранжирования актуальных стра­хов среди студентов-медиков, определяемых по на­шему опроснику. Наиболее значимыми оказались страхи за здоровье близких, войны, преступности, ухудшения материального положения, что по-види­мому, связано с напряженностью социально-эконо­мической ситуации в нашей стране. Традиционные фобии занимали последние места в иерархии стра­хов: например, клаустрофобия - 23-е, танатофобия - 21-е, навязчивый страх высоты -11-е и т. д. Сре­ди актуальных страхов достаточно широко были представлены социальные темы: страх начальства занимал 3-е место, страх экзаменов - 4-е, боязнь ответственности - 6-е, страх публичных выступле­ний - 9-е в общем перечне. Суммарный показатель страха, вычисляемый по разработанному нами оп­роснику, составил 94,8±3,4 баллов в среднем по группе студентов; среднее значение личностной тревожности по Спилбергеру-Ханину - 41,4±0,8 бал­лов. Между этими показателями были обнаружены корреляционные взаимосвязи (г=0,47; р<0,001). Та­ким образом, наши исследования, как и работы дру­гих авторов, показывают, что ожидание экзамена и связанное с этим эмоциональное напряжение про­являются у студентов как в виде конкретного стра­ха перед экзаменатором или негативной оценкой, так и в виде более диффузной, мало обоснованной тревоги за исход будущего экзамена (2, 5, 6, 7). В отдельных случаях эти явления могут достигать уровня невротической реакции тревожного ожида­ния (4), особенно у студентов, для которых в преморбидном периоде были характерны психастени­ческие личностные особенности. В реальной ситуа­ции экзамена такие невротические реакции могут проявляться затруднениями в осуществлении той или иной привычной деятельности (речь, чтение, письмо), чувством тревожного ожидания неудачи при выполнении этих действий, которое приобре­тает большую интенсивность и сопровождается пол­ным торможением соответствующей формы дея­тельности. В своей практике мы наблюдали студен­тов (чаще - женского пола), которые на экзамене, на фоне сильнейшего эмоционального напряжения почти полностью теряли способность к логическо­му мышлению, связной речи, испытывали затруд­нения в осуществлении функции письма. Средний показатель тревоги по шкале Гамильто­на в группе студентов составил 26,75±1,3 баллов, что также подтверждало достаточно высокий уровень эмоционального напряжения и тревожности, в том числе - вегетативных ее проявлений. По нашим данным, 33% обследованных студентов-медиков жаловались на учащенное сердцебиение перед эк­заменом, 31% отмечали нарушения сна, у 20% студентов выявлялись нарушения нормального тонуса скелетной мускулатуры (мышечные подергивания, непроизвольная мышечная дрожь и пр.), 8% гово­рили о неприятных ощущениях в прекордиальной области, 4% жаловались на головные боли и т. д. Ос­новные показатели функционального состояния веге­тативной нервной системы представлены в таблице 1.

Экзаменационный стресс позволил выявить сре­ди студентов «группу риска», у которой процедура экзамена приближала основные вегетативные пока­затели к черте, отделяющей норму от патологии. Примерно у 4% обследованных студентов частота сердечных сокращений перед экзаменом достигала 120-150 уд./мин, а систолическое артериальное дав­ление 150-180 мм рт. ст., что свидетельствовало о выраженной реакции вегетативной нервной систе­мы на экзаменационный стресс. Учитывая, что сту­дент медицинского ВУЗа за время учебы должен сдать около сорока зачетов и свыше тридцати экза­менов, цена желанного диплома врача для таких студентов может оказаться слишком высокой. Ко­личество студентов, у которых страх перед экзаме­нами принимает подобные формы и достигает зна­чительной интенсивности, относительно невелико. но именно этой части студенчества, в первую оче­редь, требуется психологическое консультирование, а в некоторых случаях - помощь психотерапевта Поэтому со студентами, у которых был выявлен высокий уровень страха экзаменов, нами проводи­лись специальные занятия, включающие в себя эле­менты аутогенной тренировки (AT) и нейро-лингвистического программирования (НЛП). Ранее было показано, что применение AT позволяет снизить тонус симпатической системы и субъективное чув­ство напряженности (5), однако, этого недостаточ­но, чтобы полностью избавиться от страха перед экзаменом. С целью вызвать у студентов чувство уверенности, спокойствия и другие положительные эмоции, мы использовали методики НЛП, которые ранее хорошо зарекомендовали себя при лечении социальных фобий (6, 11). В результате комбини­рованного применения методов AT и НЛП у высо­котревожных студентов происходило снижение ча­стоты сердечных сокращений с 102Л ±1,3 до 94,4±1,9 уд./мин (р<0,01), систолического артериаль­ного давления с 121,7±2,1 до 116,2=5=2,3 мм рт. ст. (р<0,05). Субъективные самооценки студентов так­же свидетельствовали о значительном снижении страха перед экзаменами. У обследованных пациентов дневного психотерапевтического стационара (п=21) согласно МКБ-10 было диагностировано тревожно-фобическое рас­стройство в форме социальных фобий (F40.1). В клинической картине одних пациентов преоблада­ли страхи знакомства с незнакомыми людьми (осо­бенно - лицами противоположного пола), боязнь показаться «смешным», «глупым», «странным» в компании малознакомых людей, у других домини­ровали страхи выступления перед аудиторией, эрейтофобия, страх ответственности и т. п. В четырех случаях социальные страхи привели к выраженной социальной изоляции (больные были вынуждены оставить работу, практически прекратили общение). У всех пациентов отмечалась достаточная критика к болезненному состоянию, характерной особенно­стью являлся активный поиск психотерапевтической помощи - до настоящего времени 2/3 пациентов обращались к психиатрам, психологам, экстрасен­сам, народным целителям. У большинства обследо­ванных, пациентов в преморбидном периоде отме­чались психастенические или шизоидные черты личности.

Применяемые тестовые методики позволили вы­явить у больных социальными фобиями высокий уровень личностной тревожности, а также тревож­ности как текущего актуального состояния: средний показатель по шкале Гамильтона составил 32,14±1,8 баллов, личностная тревожность по Спилбергеру-Ханину - 67,2±1,2 баллов. Суммарный показатель страха, вычисляемый по разработанному нами оп­роснику, составил 142,6±4,3 балла, при этом более актуальными были страхи начальства, ответствен­ности, публичных выступлений, неблагоприятных изменений в личной жизни, снижения социального статуса, а также страх смерти.
При исследовании функционального состояния вегетативной нервной системы у данной группы больных был выявлен выраженный дисбаланс регуляторных влияний с преобладанием тонуса симпа­тического отдела, что подтверждалось следующими средними показателями вариабельности сердечного ритма (ВСР): повышением индекса напряжения регуляторных систем (ИН=324,46±32,72 усл.ед.), снижение моды (Мо=634,18±23,07 мс), увеличение ам­плитуды моды (АМо=58,29±1,7 %), снижение сред­него квадратического отклонения (СКО=32,95±3,24 мс) и вариационного размаха (DX=260,27±29,02 мс).
Также отмечалось повышение таких гемодинамических показателей, как ЧСС (93,2±3,6 уд./мин), систолического (132,6±5,8 мм рт. ст.) и диастолического (87,2±4,6 мм рт.ст.) артериального давления и вегетативного индекса Кердо (6,2±1,7 усл.ед).
При лечении больных социальными фобиями применялся комплексный подход, включавший фар­макотерапию и психотерапию. Медикаментозные назначения включали бензодиазепиновые транкви­лизаторы (феназепам 1-1,5 мг/сут., клоназепам 2-3 мг/сут., транксен 100 мг/сут.), трициклические ан­тидепрессанты в малых дозах (амитриптилин 25 мг/ сут.), витамины группы В в индивидуальных ком­бинациях. С целью коррекции вегетативных рас­стройств назначались анаприлин (20-30 мг/сут.) и пирроксан (30-45 мг/сут.). Психотерапия включала элементы рациональной терапии, функциональной тренировки, нейро-лингвистического программиро­вания, психодрамы в форме индивидуальных сессий, а также сеансы групповой суггестивной терапии. Средняя продолжительность курса лечения состави­ла 29,6 дней. В результате проведенного лечения у больных наблюдалась положительная клиническая динамика, подкрепляемая достоверным улучшени­ем средних характеристик ВСР и гемодинамических показателей (табл.2).
Сравнительный анализ функциональных: наруше­ний вегетативной нервной системы при социальных фобиях и у здоровых лиц в условиях эмоциональ­ного стресса позволил выявить ряд сходных особен­ностей, проявляющихся в активации симпатической и подавлении парасимпатической систем. Однако, если у здоровых испытуемых после устранения стрессорного фактора вегетативные показатели от­носительно быстро возвращаются к норме, то у тревожно-фобических больных нарушения вегетатив­ного гомеостаза приобретают длительный, застой­ный характер и требуют специфической медикамен­тозной коррекции. В целом, социальные фобии, имеющие глубокие корни в структуре личности больного, как правило, формирующиеся в детском или подростковом возрасте, отличаются достаточ­но высокой степенью резистентности к терапии. Поэтому представляется целесообразным своевре­менное выявление социальных страхов в здоровой популяции и проведение психопрофилактических мероприятий.

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Баевский Р. М., Кириллов О. И., Клецкин С. 3. Матема­тический анализ изменений сердечного ритма при стрессе. - М.: Наука, 1984. - 222 с.
2. Доскин В. А. Профилактика экзаменационного стресса // Школа и психическое здоровье учащихся / Под ред. С. М. Гром-баха. - М.: Медицина, 1988. - С. 147-160.
3. Каплан Г. И., Сэдок Б. Дж. Клиническая психиатрия. - Т. 1. - М.: Медицина, 1994. - 671 с.
4. Свядощ А. М. Неврозы. - СПб.: Питер Паблишинг, 1997. - 448 с.
5. Щербатых Ю. В. Использование аутогенной тренировки для оптимизации уровня экзаменационного стресса у студентов высшей школы // Актуальные проблемы современной биологии и медицины. - Днепропетровск, 1997. - С. 116-117.
6. Щербатых Ю. В., Ивлева Е. И. Психофизиологические и клинические аспекты страха, тревоги и фобий. - Воронеж: Ис­токи, 1998. - 282 с.
7. Щербатых Ю. В., Ивлева Е. И. Использование подсозна­тельных ресурсов для оптимизации уровня экзаменационного стресса // Психология медицинского образования и проблемы бе­зопасности жизнедеятельности. - Воронеж, 1998. - С. 82-84.
8. Hamilton M. The assessment of anxiety states by rating // Br J. Med. Psychol. - 1959. - Vol. 32. - P. 50-55.
9. Heart rate variability. Standards of measurement, physiological interpretation and clinical use // Circulation. - Vol. 93, N 5. - P. 1043-1065.
10. Schneier F. R., Leibowitz M, R., Davies S. O. et al. // J. Clin. Psychopharmacol. - 1990. - Vol. 10. - P. 115-121.
11. Shcherbatykh Yu. V., Ivleva E. I. Conditional regulation of anxiety states as a way of correction of the emotional stress. Abstr. International Symposium «Mechanisms of adaptive behavior». - St. Petersburg, 1999. - P. 154-155.
 

E. I. Ivleva, Yu. V. Scherbatykh. Clinical-psychopathological aspects and disturbances of vegetative homeostasis in social phobia // Social and Clinical Psychiatry. 2000, #3, P.35-38.

 

Within framework of a study concerning early diagnosis and treatment of social phobia, the authors investigated anxiety characteristics in two patient groups. Situational and characterological responses (in norm) were measured in 52 students of higher educational facilities and in 21 patients of a psychotherapeutic day clinic. Average anxiety index in the student group, following the Hamilton Scale, was 26,75±1,3, while in patients with anxious and phobic disorder it reached 32,14±1,8. Personal anxiety (Spilberger-Khanin) was respectively 41,4±0,8 and 26,75±1,2. Functional condition of vegetative nervous system was also studied, and it showed regulator)' unbalance (more pronounced in group 2) with prevailing
sympathetic tone. In the group of healthy ones, after the stress factor has been eliminated, vegetative parameters soon come back to norm, while in the patient group with anxious and phobic disorders. disturbances of vegetative homeostasis become stable and long-term Complex pharmaco- and psychotherapy (average duration 29,6 days) have been used for these conditions, with positive clinical dynamics and significant improvement of vegetative parameters. Because of high level of anxiety in phobia in a number of students and pronounced vegetative disturbances (Group 1), the authors emphasize the role of timely detection of phobic disorders and the importance of psychopreventive measures.

Стресс - молчаливый убийца

Подпишись на полезные рассылки по психологии и получи подарок: книгу «Стресс - молчаливый убийца. Что вы должны знать, чтобы не стать его жертвой».

Книги автора

Психология личности

Учебники

Семь смертных грехов

Семинары и тренинги

Об авторе сайта

ВФ МГЭИ - информация для студентов

Конференции

Обратная связь

Психологическое сообщество Воронежа

Разработка сайта и дизайн BIT-design, 2010